Интервью с Карлом Лагерфельдом для издания Numero

Опубликовад admin 30.04.2018 0 Комментарии(й)

В фешн кругах распространяются слухи, что майская круизная коллекция Шанель в 2018 году будет последней для Карла Лагерфельда. Дизайнер пока не комментировал эти слухи. Однажды в 2012 году в интервью для Vogue он сказал, что не намерен уходить на пенсию, потому что бездействие – это смерть. Напомним, что в сентябре текущего года Лагерфельд отметит свой 85 день рождения (он уверяет, что 80).

Карл Лагерфельд редко дает интервью, беседа с представителем Numero стала выдающимся событием. Кутюрье высказался по поводу некоторых ключевых фигур мира моды и успел пройтись по темам, которые сейчас у всех на слуху: движении #MeToo и скандале вокруг продюсера Харви Вайнштейна. Мы решили представить ключивые моменты этого интервью на нашем текстильном портале.

Из интервью для издания Numero

Кутюрье Карл Лагерфельд

  • Карл, Вы в отличной физической форме!

После 15 лет строгой диеты, я обнаружил, что больше не способен поправиться. Странная, но приятная перемена.

  • Над Вами не властны годы!

Роскошь способствует этому. Если не впадать в крайности, стареть можно весьма достойно.

  • Как Вам удается в столь почтенном возрасте контролировать три бренда мирового уровня – Шанель, Карл Лагерфельд и Фенди?

Я постоянно пребываю в движении – только так можно сохранить ясность ума и не закостенеть. Скука и зацикленность – злейшие враги в моем возрасте. А работа над тремя брендами стимулирует! Я считаю, что дизайнерам, работающим эксклюзивно на одну марку, грозит полное выгорание. Это обязательно произойдет с ними раньше или позже. Они обречены бесконечно повторяться, пытаясь сохранить единообразие. Как пес, который кусает свой хвост.

Мне же приходится постоянно совершенствоваться, и я всегда знаю, что творится «по соседству».

  • После ухода Рафа Саймонса из Диор, пошли разговоры о том, что дизайнеры известных брендов сильно перерабатывают. Как вы относитесь к этому вопросу?

Я никогда не жаловался, что перетруждаюсь. Это одна из причин, почему дизайнеры меня ненавидят. Те из них, кто часами прозябает в ожидании вдохновения. Куда пришить пуговицу?... Какой эскиз (из нарисованных ассистентами) выбрать?... Я – машина.

За прошлый год я лишился двух заклятых врагов – Аззедина и Пьера Берже. Мой флорист предложил отправить кактус на похороны Пьера.

  • Какими вы видите свои похороны?

Ужас! Похорон не будет! Я прошу, чтобы меня кремировали, а пепел, вместе с пеплом матери и Шупетт (если она умрет раньше меня), развеяли.

  • Как вы относитесь к #MeToo?

Мне это откровенно надоело. Я и свинину не ем (во Франции популярен #BalanceTonPorc). Больше всего я поражен тем, что эти старлетки ждали по 20 лет, чтобы вспомнить о случившемся. И свидетелей, конечно, ни у кого нет. Но и Вайнштейна я глубоко презираю. У нас случился конфликт на amfAR (мероприятие в поддержку борьбы со СПИДом в рамках Каннского кинофестиваля).

  • Кого вы видите своим преемником?

Karl Lagerfeld s koskoy Shupett

Я о таких вещах не думаю: дом Шанель не моя собственность. Я обожаю Марка Джейкобса, он когда-то мечтал заменить меня... Впервые Марк попал в поле моего зрения, когда ему было 17 лет и он помогал Перри Эллису. К сожалению, Марка уволили за коллекцию гранжей – она совсем не продавалась./div>

  • Почему вы решили отрастить бороду?

40 лет назад Хельмут Ньют сделал портрет, который стал одним из лучших моих изображений. Захотелось повторить тот образ и заодно убедиться, что с бородкой столько же хлопот, как и раньше. Забавно: с этой бородкой я сильно похож на Шупетт, мы смотримся как пожилая пара.

  • Правда, что вы завещали свое состояние Шупетт?

Она одна из наследников. Можете быть спокойны, там хватит на всех.

  • Во сколько оценивают ваше состояние?

До Бернара Арно мне далеко. На моем счете 72 млрд евро.

  • Разве во Франции не запрещено оставлять наследство кошке ил морской свинке?

В таком случае хорошо, что я не француз.

  • Где такой гений как вы берет силы и терпение, чтобы работать с менее энергичными и талантливыми людьми?

Гений? Это ваши слова. В юности мать твердила мне, что я глупый осел. Наверное, после этого я всю жизнь сверхкомпенсирую. Я не считаю, что меня окружают идиоты, моя команда вдохновляет меня.

Комментарий